Современные ресурсы гуманизма

http://www.humanism.ru/sources.htm
Журнал "Здравый смысл", № 57, 2010

Осенью 1996 г. вышел в свет первый номер журнала «Здравый смысл». Осень этого, 2010 г. – время выхода в свет последнего, 57 номера нашего журнала. Не утомляя читателей статистикой, скажу лишь, что за эти 14 лет на страницах ЗС выступили сотни авторов по самым различным вопросам нашей текущей жизни, точнее, по тем вопросам, о которых ни официальная, ни коммерческая пресса не говорила и старается не говорить до сих пор. Но вот сегодня мы сообщаем вам, что журнал перестаёт выходить как регулярное периодическое издание.

Когда решается вопрос о судьбе печатного органа Российского гуманистического общества - журнала «Здравый смысл», не хочется впадать в пессимизм и играть похоронную музыку. Потому что это будет ничем не оправданное пораженчество или просто ошибка. Что, собственно, происходит? Происходит довольно рядовая, вполне объяснимая вещь: у РГО нет достаточно средств для продолжения издания ежеквартальника. Такое в деятельности некоммерческих общественных организаций происходит всегда, когда у них наступают финансовые трудности.

Факт прекращения (по крайней мере, на некоторое время) издания связан со многими обстоятельствами и порождает множество вопросов. Первый – это недостаточный спрос на журнал в России. Ведь если бы у нас было, скажем, десять тысяч подписчиков, что в масштабах страны не так уж и много, то журнал был бы не только самоокупаемым, но и давал бы РГО доходы, позволяющие реализовывать другие программы: от создания штата платных сотрудников до проведения крупных общественно-научных мероприятий.

Почему же интерес к журналу так низок? Как главный редактор я довольно болезненно переживал это обстоятельство, связывая его с моей некомпетентностью, недостаточно высоким научным уровнем публикуемых материалов и т.д., а также с тем, что необходимо некоторое время, чтобы «Здравый смысл» стал достаточно известным периодическим изданием. Но постепенно я все больше утверждался в мысли, что причина не только, даже не столько в этом, сколько в особенностях общественной и культурной ситуации в России.

Пытаясь разобраться в ситуации, я отвлекаюсь от идеи, что трудности РГО связаны с нашей неудачей найти могущественного спонсора или, простите за допущение, какого-то олигарха, который, узнав о нас, придет в восторг и будет вкладывать в развитие гуманизма большие деньги. Теоретически такое допустить можно, но по многим причинам это практически невозможно. Если максимально кратко сформулировать причину непопулярности журнала, то ключевым словом будет «равнодушие».

Равнодушие к журналу практически не связано с качеством содержания журнала и тем более его техническим исполнением. Это – «равнодушие вообще», так сказать, состояние души подавляющего числа граждан страны. Оно настолько сильное, что даже среди членов РГО буквально единицы находят в себе силы пойти на почту и подписаться на него. Я говорю об этом без всякого упрека и обиды. Просто констатирую определенный социокультурный факт, фактическое состояние индивидуальной и общественной психологии в России. Наше историческое наследие имеет здесь решающее значение. В ХХ веке у россиян была отшиблена социальная и личная инициатива, а выход страны на просторы дикого и уродливого рынка только усилил это равнодушие, перевел его в эгоизм, изолированность и даже в страх перед новизной и творчеством. Обыденному сознанию слишком многое кажется непонятным, страшным и отпугивающим. А то, что государство стало меньше вмешиваться в личную жизнь граждан – что действительно является благом – ощущается и используется большинством как возможность изолироваться: в семье, в своей профессии, в какой-то небольшой группе людей и т.д.

Другой причиной очевидной дистанции между РГО и «Здравым смыслом», с одной стороны, и среднестатистическим россиянином – с другой, является та планка, которая была задана журналом и публикациями РГО. Она для многих оказалась слишком высокой. Высокой не потому, что мы обсуждаем какие-то сложные теоретические вопросы, а потому, что гуманизм, как он понимается в ЗС и наших главных публикациях, во-первых, предъявляет определенные простые, но серьезные требования к человеку, стремящемуся стать гуманистом. Позволю себе напомнить, как они формулируются в нашей книге «Человечность человека» (М.: РГО, 2002).

Во-вторых, известным препятствием является нерецептурность, инструментальность той версии гуманизма, которая была принята в РГО, если ориентироваться на наши учебники и публикации А.А. Кудишиной, А.Г. Круглова, Д.В. Жукоцкого, мои и других авторов. В наших публикациях мы всячески старались избегать морализаторства и пропаганды каких-то простых рецептов, норм или предписаний для человека в отношении его мировоззрения и поведения. Напротив, мы всячески подчеркивали и подчеркиваем методологическую ценность гуманизма, который не сковывает свободы и не ограничивает человека набором правил поведения, а предлагает способы принятия личностью решения на свою свободу и ответственность. К счастью, это хорошо понимают те студенты, которым я читаю курсы по современному гуманизму.

Для традиционного сознания выйти на свободу самостоятельного действия бывает труднее всего. Гораздо проще использовать свободу не для чего-то или кого-то, а свободу от чего-то или кого-то. Это объясняет и пассивность, и робость людей всерьез отнестись к рекомендациям современного светского гуманизма. В этом смысле он суров и ничего не обещает, не гарантирует человеку. Но он требует от человека быть «мастером», хозяином самого себя. А такой гуманизм скорее отпугивает, чем притягивает.

Третья трудность в восприятии и принятии гуманизма состоит в его обращении не к эмоциям или просто к разуму. Гуманизм обращается к человеку с требованием обрести мировоззрение как самосознание, выработать рефлексию, осмыслить самого себя и свое место в жизни. В публикациях РГО мы постоянно подчеркиваем, что гуманизм – это не просто гуманность, человечность, но осмысленная гуманность, сознательно осмысленная сознательность, что гуманист – это человек развитого сознания и самосознания, человек, уразумевший свой разум. Упор на самосознание человека объясняется тем, что гуманизм – это мировоззрение, особенностью которого является высокий уровень самосознания, самодетерминации, свободы и подотчетности сознания и поступка гуманистическому самосознанию. Такой человек не берет вслепую предлагаемые ему идеи и принципы, а стремиться выработать собственное мировоззрение, свою свободную и ответственную точку зрения. Понятно, что такое сознание обременительно для человека равнодушного, стремящегося избегать встреч с жизнью.

Можно признать, что РГО завысило требования к человеку, точнее, завысило свои ожидания. В своем большинстве мы предпочитаем свободе и творческому усилию более или менее комфортную жизнь, карьерный рост, внешние блага цивилизации. Буквально на днях (17 сентября 2010 г.) я слушал лекцию проф. Д.А. Леонтьева по случаю его пятидесятилетия и пятилетия работы Института экзистенциальной психологии и жизнетворчества (РГО – один из его учредителей). Я был потрясен достижениями современной психологии в изучении личности и ресурсов ее роста. В своей лекции Д.А. Леонтьев еще раз показал, что культура – это тот едва ли не единственный процесс в мире, который противостоит энтропии, рассеянию энергии. Но в самой культуре есть негативные тенденции, которые ведут к инволюции и деградации. Одна из них – это массовая культура, которая в своей психологической основе есть культура расслабления и простоты, культура инерции и нисхождения. Все мы знаем признаки этого масскульта: достаточно включить телевизор, и она врывается в нашу жизнь как прорванная канализационная труба. Но в том-то и суть этой массовой культуры, что она так сделана, что расслабляет, удовлетворяет поверхностные эмоциональные потребности равнодушного и боящегося свободы индивида.

Но я бы не стал бить в колокола и кричать «караул!». Не все так и страшно, поскольку объяснимо, повторю, нашей историей и нашим культурным прошлым. В этом историческом процессе наиболее интересным должно быть последнее двадцатилетие, поскольку изменившиеся исторические условия с неизбежностью ведут к изменению не только внешней действительности, но и сознания, психологии людей. И такие изменения, несмотря на сильнейшую инерцию сознания, происходят. Они не очень заметны, поскольку о них не говорят, их не обсуждают, не делают предметом общественного интереса. Но вопреки нарочитому равнодушию государства и СМИ, они есть и их много. Я имею в виду, прежде всего, процессы, происходящие в так называемом третьем секторе, т.е. не в бизнесе и не в госструктурах, а в обществе как таковом. Несмотря на тяжелейшие условия существования, в стране действуют тысячи общественных организаций самого разного характера. Практически все они – организации гуманистические, поскольку их цели связаны с развитием общественного, гражданского сознания, инициативы, свободного действия и творческого изменения жизни. В них рождаются свободные, не равнодушные, ответственные и мужественные граждане новой России. В основе деятельности общественных организаций лежит так или иначе гуманная деятельность: охрана природы, забота о беспризорных, сбор средств на помощь обездоленным и т.д. Все они – общества реального гуманизма. И здесь нет никакого преувеличения. Другое дело, что при этом люди мало думают о гуманизме, они делают конкретные добрые и благородны дела. Это и есть практический гуманизм. Это гуманизм на уровне сознания и дела.

В отличие от практического гуманизма РГО взялось скорее за теоретическую или алгебраическую задачу: поднять гуманизм на уровень ясно осознаваемой идеи, на уровень мировоззрения и самосознания. Судя по всему, такие вопросы многим кажутся слишком абстрактными и как бы преждевременными. Такова, видимо, особенность текущего исторического периода в России. Скажу откровенно, с самого начала работы РГО у меня было ощущение преждевременности, мне всегда казалось, что РГО «забегает вперед», что наше общество в массе своей еще не готово воспринимать гуманизм на уровне самосознания, как ясно осмысленное мировоззрение. Правда, и здесь есть одно важное и приятное исключение. В нашей стране идея светского гуманизма была широко принята в качестве альтернативы религиозному мировоззрению. Значительное число людей сочли возможным идентифицировать свои взгляды не с православием, исламом и т.п., а с гуманизмом. И в этом процессе идентификации РГО сыграло, как я надеюсь, важную социальную роль. Вся наша работа за эти пятнадцать лет была ни чем иным как провозглашением идеи светского гуманизма. Замечу, что до нас такого понятия в русском языке просто не существовало.

За признанием светского гуманизма как приемлемого для многих мировоззрения лежат серьезные социальные реальности. Это значит, что наше общество имеет все шансы не стать клерикальным, что идеи разума, науки, свободы и демократии имеют широкое признание как важнейшие компоненты светского гуманистического сознания. И это значит, что мы были и есть не зря и не напрасно.

Возвращаясь к нашим конкретным делам, нужно будет серьезно обдумать наши внутренние ресурсы, направления и цели развития. Лично я считаю, что главнейшей линией нашей работы остается гуманистическое просвещение, усилия поднять идею гуманизма с уровня сознания на уровень самосознания. Я рад, что это понимается не только теми членами РГО, которые по роду деятельности связаны с работой в образовательных учреждениях, но и теми, кто не является профессиональным педагогом. Просвещение не знает профессиональных перегородок. Оно всеобъемлюще и универсально, ему всегда и везде есть место. Нужно только учитывать особенности ситуации.

Гуманизм как проект Просвещения, называемый сегодня Новым Просвещением, предполагает большую теоретическую и исследовательскую работу. Это направление в деятельности РГО также остается одним из самых важных. Все наши идеи и разработки – это не однодневки. Они, я верю, дождутся своих читателей и почитателей. Их время в значительной мере впереди. В этом смысле Российское гуманистическое общество обращено к будущему. Но и сегодня, особенно у студенческой молодежи, наши идеи встречают отклик и понимание.

Для РГО важно продолжать публиковать наши теоретические работы по гуманизму как минимум в электронном виде, а также издавать книги и сборники статей по современному гуманизму. Большие надежды я возлагаю на подготовку «Энциклопедии гуманизма». Это большая работа, но она уже начата и, думаю, может быть закончена в течение одного-двух лет.

Так что все идет по определенной логике. Её направление не должно вызывать ни пессимизма, ни успокоенности. Мы делали и делаем нашу гуманистическую работу. И мы продолжим её.

Валерий Кувакин, президент РГО

наверх