Религия вчера и сегодня

От редакции сайта Светский Гуманист

О деле замечательного гражданина Пакистана, врача-хирурга, учёного и гуманиста доктора Юнаса Шейха писал журнал Российского гуманистического общества «Здравый смысл (№ 2 (23) 2002), ЗС №1 (26) 2002/03 и в ЗС №2 (31) 2004. Др. Юнас Шейх был бездоказательно обвинён в богохульстве (якобы на лекции в медицинском колледже в Исламабаде он допустил неподобающие высказывания) и более трех лет провёл в камере смертников. В рамках международной кампании, инициированной Международным гуманистическим и этическим союзом (IHEU), доктор Шейх был признан организацией Международная амнистия узником совести, и тысячи людей по всему миру, встав на его защиту, воздействовали на своих политических деятелей и правительство Пакистана. К этой кампании присоединилось и Российское гуманистическое общество. В ноябре 2003 г. др. Юнас Шейх был освобождён.

Предлагаем вниманию посетителям сайте работу доктора Юнаса Шейха «Ислам и женщина», которую он прислал в редакцию с просьбой о её опубликовании.

Редакция сайта предупреждает, что разделяет далеко не все суждения и оценки др. Юнаса Шейха касательно роли и перспектив ислама в современном мире (находя их порой слишком радикальными). По мнению редакции, ислам – это одна из мировых религии, с которой связано много самых разных событий. Однако, думается, автор сгустил краски, изображая его историю лишь в мрачных тонах. Современная цивилизация говорит о том, что ислам может быть отделен от политики и государственной власти, он может быть секуляризован и если не демократизирован, то умиротворен, введён в рамки международного права и принципов Всеобщей декларации прав человека. Опыт Турции, Азербайджана, Татарстана (и других республик Российской Федерации) может в этом смысле иметь определённую ценность, если, конечно, в них не случится попятных движений в сторону слияния государства и церкви (что мы, к сожалению, сегодня и видим). Вместе с тем, уважая принцип свободы слова, мы печатаем статью Юнаса Шейха без сокращений.

Но есть и ещё одна причина для размещения этой статьи на сайте. В нашей стране вот уже более двадцати лет происходят процессы, которые достигли сегодня критической точки. Речь идёт о положении религии и церкви в России. В годы перестройки население в целом приветствовало снятие незаконных ограничений на верующих и церковь. Общество чувствовало свою вину за притеснение и репрессии сталинизма в отношении духовенства, хотя ГУЛАГ и расстрелы не обходили стороной и рабочих, и крестьян, и интеллигенцию, и неверующих, и атеистов… Но надежды населения на церковь как источник нравственного просвещения, на защиту ею населения от несправедливости властей не оправдались. Начались процессы слияния интересов власти и церкви. Последняя оказалась вовлечена к коммерческие интересы, стремится к обогащению, беспрекословно поддерживает и защищает властные политические и государственные структуры. Она, особенно в лице РПЦ стала нарушать Конституцию страны, внедряясь в школу и армию, в систему здравоохранения и т.д. Гордыня РПЦ привела к тому, что она стала мнить себя «духовной основой общества», гласом народа и т.п. Самозванство РПЦ переходит всякие границы скромности и порядочности, а роскошь некоторых иерархов рушит все христианские традиции нестяжательства и аскетизма.
Нынешняя власть открыто использует РПЦ в своих целях. Самый последний скандальный пример – судебная расправа над участницами панк-молебна «Пусси Райет», приговоренных за разжигание «религиозной ненависти» к двум годам заключения каждую. Любому непредвзятому человеку ясно, что в их «молебне», как бы мы ни осуждали его с этической точки зрения, нет никаких призывов к религиозной вражде. Там был призыв к Богородице «прогнать Путина». Путем откровенной подтасовки стрелки были переведены на РПЦ, и она раболепно выполнила крайне неприглядную роль защиты главы государства от критики. А этот глава цинично использовал её, он просто вытер об РПЦ ноги. Его едва ли интересует авторитет этого учреждения, главное чтобы оно верой и правдой служил государству, хотя это и запрещено Конституцией РФ. Сегодня все больше людей спрашивают: возможно ли возвращение России в атмосферу Средневековья? Ответа нет, но некоторые признаки его реанимации очевидны.

Учитывая все эти обстоятельства, было решено разместить статью Юнаса Шейха об исламе и положении женщины в исламских теократиях.

Ислам и женщина

Др. Юнас Шейх

Часть I

До распространения ислама, арабские женщины-язычницы занимали высокий социальный статус, имели право на профессию, могли выбирать мужа и инициировать развод, в соответствии с тем, что род шёл по материнской линии; они принимали участие в делах войны и мира, включая и политическую деятельность.

В арабском язычестве, ориентированном на женщину, богини имели особое положение; в Мекке женское божество Аль-Узза, в Таифе – богиня Ал-Лат и Медине – богиня Манат были самыми популярными, и их изваяния пользовались наивысшим почитанием, тогда как изображения сурового Аллаха почти не встречались.

Арабская языческая поэзия в основном была посвящена красоте и обаянию женщин, прославляла их вклад в военные победы и мирные достижения своего рода. Лишь в единственном хищническом племени Мекки существовал злодейский обычай хоронить заживо дочь, родившуюся первой. Исключительно редко мужчина в доисламском арабском мире имел больше одной жены. Определённо, что многожёнство было введено и поощрялось пророком уже после введения ислама. Женщины обязаны были рожать как можно больше, увеличивая число мусульман. И это закономерно приводило к снижению социального статуса замужней женщины в исламском обществе. Доисламские арабские обычаи предполагали многие формы свободного брака, что предопределялось традицией наследования по материнской линии и особого положения матери, закрепляющей за женщиной все свободы полноправного человеческого существа, тогда как искусственно введенные законы Никаха свели замужество к откровенному сексуальному и социальному рабству. Даже сам пророк, перед началом своей миссии, боролся против обычая погребения заживо новорождённых девочек; он усердно трудился ради женщины и с радостью женился на разведённой.

Ранний ислам перенял многие, но не все доисламские племенные обычаи. Например, у мединских женщин не существовало обычая носить хиджабы или чадру. Уже в более позднее время только девять жён пророка были ограничены в своих социальных связях, поскольку их дом был постоянно полон посетителей, однако и эти сексуальные рабыни пророка не подвергались каким-либо иным притеснениям.
Конечно, полупрозрачная и закрывающая половину лица ткань (хиджаб) – обычай очень древний, идущий ещё от Ассирийских времён, знак социального статуса свободной женщины. В доисламском языческом арабском мире городские женщины часто носили красивые закрывающие половину лица вуали, хотя сельские – никогда. Ислам ввёл новые меры по «сохранению женской стыдливости» – такие как требование потуплять глаза на публике, маскировать грудь, украшения и т.д. Позднее последователи пророка расширили эти ограничения много дальше того, что исходно предполагалось Кораном, и они стали более или менее постоянной отличительной чертой мусульманской жизни. Так или иначе, неопределённость раннего ислама в вопросе положения женщины постепенно сменялась явной её дискриминацией, и уже через сто лет, во времена Аббасидского халифата, в царствование халифа Гаруна аль Рашида, женщина превратилась в простую сексуальную игрушку и средство продолжения рода; замужняя женщина становилась обыкновенной прислугой и принадлежностью мужчины. Больше того, как настоящих сексуальных рабынь, женщин открыто продавали и покупали на рынках по всему мусульманскому миру, а также давали на время, сдавали за деньги или дарили друзьям. Сам пророк дарил жён своим фаворитам. Число рабынь этого рода, которых можно было иметь в собственности, не ограничивалось; например, один из соратников пророка, Хазрат Зубаир Ибн уль Арван, имел 1000 рабов-мужчин и 1000 рабынь-наложниц. Ислам превратил женщину в почву, на которой мужчина сеял своё семя.

Пророк принимал участие и лично возглавлял более сотни грабительских военных походов или нападений. Его последователи продолжили агрессию. Воинственные племена мусульманских бедуинов, с их вековым опытом жестокой и беспощадной межплеменной розни, оказались достойной ударной силой ислама. Вслед за Ираком, пала Сирия, влившись в исламскую империю в 634 году. Несмотря на капитуляцию побеждённых, во многих местах устраивалась настоящая резня. Победители предавали смерти тысячи мужчин, а женщин и детей обращали в рабов. Они грабили монастыри, убивали монахов и поселенцев и насиловали монахинь. В результате покорения Египта, многие его города были стёрты с лица земли и их население полностью истреблено. Ужасающие побоища происходили на Кипре и в Северной Африке. Римская провинция Ирак, иранская провинция Сирия и затем сам покорённый Иран доставили завоевателям сотни тысяч рабов и наложниц, а также плодородные земли этих некогда могущественных и цивилизованных стран, в которых женщина пользовалась особым почётом (как это было в манихейском Ираке, Египте при власти фараонов и в цивилизациях Северной Африки).

Как и в Египте и Иране, куда бы ни входили победоносные войска исламских бедуинов, они разрушали местную культуру, навязывали собственные исламские обычаи, беспощадно убивая мужчин и обращая женщин в вечное сексуальное рабство. Коротко говоря, исламские бедуины делали с окружающими их более высокими цивилизациями то же, что римские варвары сделали с высокоразвитой древней Грецией. При этом в течение всех столетий исламского владычества, бедуины постоянно совершали набеги и похищали европейских женщин для мусульманских невольничьих рынков. Покорение Сирии вело к обращению тысяч христианских священников в мусульманство. Эти последние меняли религию, но не профессию: они становились жёстко антифеминистски настроенными муллами, при чём не только сохраняя свои религиозные практики и ритуалы, но и смешивая с исламской средневековой ментальностью ментальность христианскую.

Итак, в результате этих завоеваний, разрушений и навязывания мусульманского средневекового мировоззрения, общество в исламской империи зашло дальше всякого другого в тотальном лишении женщины политической власти и социального влияния. Исламское право осуществило много больше того, о чем пророк мог только мечтать в своей первобытной религиозности, лишая женщину её законного места в обществе. В частности это касается вопроса наследования. Вместо исходного положения Корана, дававшего женщине право на наследство, мусульманские муллы изобрели институт вакф – религиозное-правовое установление, согласно которому (в числе прочего) дочери и их потомство не могли становиться наследниками. Хотя Коран и даёт право наследования женщине, она всегда занимает позицию низшего, как правило, необразованного существа, нуждающегося в опёке отца, мужа или сына. Поистине, положение женщины в исламе теоретически нелепо, а на практике печально.

Умножение числа гаремов (помещений для сексуальных рабынь), окончательно узаконенных при халифе Аль-Валиде II, усугубляло унижение женщины при исламе. Гарун аль Рашид, мусульманский халиф (властитель), имел 2000 наложниц, халиф Мутваккаль – 4000; каждый мулла, чиновник или воин исламского государства владел несколькими рабами-мужчинами и рабынями-наложницами из побеждённых народов.
Образование, право на самостоятельные поступки и суждения были для женщины, таким образом, исключены. Неудивительно, за всю 1600-летнюю исламскую историю можно с трудом насчитать несколько выдающихся женщин, да и те из них, кто по счастливому случаю или в силу ещё доисламских обычаев приобретал общественную известность или занимал известное положение во власти, раньше или позже устранялись по настоянию каких-либо ревностных мулл. Без сомнения, жестокий исламский антифеминизм был столь же ужасен, как и сожжение христианами сотен тысяч «ведьм» – европейских женщин – в 15-м, 16-м и 17-м веках. Проводники исламской женоненавистнической политики, муллы и халифы, продолжали способствовать социальной деградации женщины при жёстко формальном и отталкивающем своде законов шариата, этой скрепляющей печати на полном подавлении всего женского. И современный ислам является прямым продолжением исламского средневековья, новыми являются лишь технические достижения, фразеология и внешние черты.

Часть II

Индийский субконтинент претерпел те же унижения и разорения, что и Африка. Мусульманский военачальник Мохаммад Бин Касим подверг настоящей децимации великие буддистскую и индуистскую цивилизации. Действуя по приказам представителя исламского халифа, губернатора Хиджаджа Бин Юсафа (бывшего смертным врагом семейства Хазрата Али и Хазрата Хуссейна – некоторые члены которого нашли прибежище у буддистского монарха Раджи Дахира в Синдхе), Мохаммад Бин Касим завоевал королевство в 712 году. Его исламские разбойники и грабители разрушали храмы, крушили скульптуры, грабили дворцы и тысячами убивали людей. За три дня исламская армия уничтожила мужчин, жителей Дебаля, а его женщины и дети были отданы в рабство. В дальнейшем он освободил многих заключенных и попытался утвердить справедливое правление и законность, чем даже навлёк на себя гнев фанатичного и жестокого губернатора Хиджаджа Бин Юсафа; однако впоследствии Касим снова впал в исламское варварство и вырезал от 6 до 16 тысяч человек в Браминабаде, женщины и дети которого были проданы на арабских невольничьих рынках.

Это было началом падения классической индийской цивилизации, и началом мрачного исламского средневековья в Индии. 11-й век явился свидетелем злодеяний и другого исламского убийцы и грабителя, султана Махмуда Газнави, наместника халифа, который безжалостно разрушал индийскую цивилизацию, грабил и истреблял её достояние. Пятьдесят тысяч индийцев были уничтожены только за один из его походов – на Сомнат. Он вторгался в Индию не меньше семнадцати раз. Тысячи индийцев, мужчин и женщин, были проданы на афганских невольничьих рынках. Высоко культурные и образованные дочери благородных индийских семейств продавались неграмотным, диким и невежественным афганцам за сумму, равную примерно одному франку (фунту/доллару) каждая. После того, как у каждого афганского мусульманина стало уже по четыре жены, оставалось еще множество женщин. С этой проблемой хитроумные муллы справились при помощи особого перевода коранических стихов, которые якобы разрешали от имени Аллаха иметь по 18 жен, и в то же время неограниченное число сожительниц. В скором времени явились новые орудия исламского халифата, турки и монголы. Они захватили и разграбили Дели, и превратили всю Индию в один гигантский невольничий рынок. Султан Фироз-шах Туглак – турецко-исламский властитель – имел сто тысяч рабов-мужчин и тысячи сексуальных рабынь в своём гареме; монгольский император Шахджа-хан имел в личном гареме 15000 сексуальных рабынь. Понятно, что исламско-турецкие агрессоры вели себя в Индии так же, как в Армении – они истребляли целые народности.
(Впрочем, здесь нужно вспомнить и агностика, секуляриста и гуманиста, монгольского императора Акбара Великого, отказавшегося от титула «царя мусульман» и предпочитавшего ему «божья тень», – его Бог, как он учил (в соответствии с духом и языком своего века), был добрым защитником индийцев, мусульман и вообще всех людей и живых существ. Он оставил ислам и употребил свой гений на создание новой плюралистической религии, которая включала в себя традиции всех основных индийских религий и учений. Он даже приглашал христианских священников-иезуитов из Гоа в свой дворец для идеологических дискуссий, но не смог принять их детский миф о Христе как сыне божьем.)

Средневековая исламская империя турецкого Османского халифата исчезла после того как Аксиз потерпел поражение в Первой мировой войне и с появлением турецкого нерелигиозного национального героя Мустафы Кемаль Паши (Ататюрка). Однако ей вскоре наследовала Саудовская исламская духовная империя.

Примечательно, что, в то время как христианнейшая Британская империя Запада держала свои армии для того, чтобы властвовать над телами людей в своих колониях, теократическая Саудовская духовная империя Востока нуждается в постоянной армии мулл и имамов, с тем чтобы подчинять сами души людей – осуществлять над ними социальный, культурный, духовный и психологический контроль. Ислам действительно вытеснил древнеарабские племенные нравы, некоторые существовавшие табу и традиции; однако он создал собственное, новое исламское племя, в котором сам пророк явился племенным вождём, а его род – племена Хашмис и Куреш – приобрели высший священный статус. Древнее племя сменилось племенем теократическим. При этом оно по существу унаследовало многие из древних языческих культовых ритуалов, также как и запретов и обычаев. В интеллектуальном плане Ислам – простое продолжение средневековой джахилии (невежества) в новом в священном одеянии – джахилия исламская (исламское средневековое невежество). Поистине современный ислам является прямым продолжением средневекового племенного невежества и духовной неразвитости.

С появлением саудовской нефти, нефтедоллары стали на службу исламским экстремистским движениям по всему миру. На саудовские нефтедоллары созданы тысячи исламских центров – мечетей – осуществляющих социальный и политический контроль и пропаганду по всему миру. Только за последние несколько лет 1000 мечетей построены в США. Исламистские идеологическая обработка и политическая пропаганда ведутся в мечетях и медресе (религиозных школах) непрестанно, то же самое осуществляют и исламские газеты, журналы, радио и телевидение. Все виды экстремистского исламского терроризма и фундаментализма исходят из одного «корня зла» – эпицентра жёсткого исламизма – Саудовской Аравии. Ибо Аллах этой страны считает ислам обязательным для всего человеческого рода. Те, кто отказывается верить в Аллаха или исповедует ислам в какой-то отличной от саудовской версии, именуются «партией сатаны» и должны быть уничтожены саудовцами или их оплаченными и идеологически обработанными зомби – мусульманами, называемыми «партией Аллаха».

Саудовская Аравия являет собой худший образец исламского средневековья, духовной и социальной отсталости. Рабство в Саудовской Аравии существовало легально вплоть до 1960-х годов, когда оно было официально отменено по личной просьбе не-мусульманского президента США – Джона Кеннеди! Однако оно продолжает фактически существовать, уже под другими именами: служанки иностранного происхождения – личная собственность исламских варваров-бедуинов. Саудовские нефтедоллары продолжают работать на экстремистски и фундаменталистски настроенных мулл, вовлекать исламские государства в варварство средневековых законов шариата, распространять исламский священный терроризм и теократический тоталитаризм по всему миру.

Часть III

Иран был захвачен свирепыми исламскими бедуинами в 7-м веке. Сотни тысяч иранских мужчин были убиты, иные обращены в рабство, его плодородные поля поделены между бедуинскими феодалами и лояльными по отношению к ним местными племенами, женщины и дети обращены в рабство. Мужчины и женщины принуждены были выбирать между исламом или смертью. Многие предпочитали меньшее зло – ислам; некоторым выпало везение – выбирать между обращением в ислам или принятием статуса зимми – не-мусульман, живущих на правах граждан второго сорта и выплачивающих подушный налог, именуемый джизия, исламской власти. Бескультурные исламские бедуины оккупировали высокоцивилизованное королевство с многовековой историей, и великая иранская цивилизация скатилась к настоящему варварству. Учебные заведения были разрушены; высоко образованные приверженцы Зороастра были вынуждены бежать. Иранские педагогические и культурные обычаи и традиции были вытеснены, существовавший свод законов забыт, и вместо него исламские бедуины силой ввели свой собственный кодекс, состоящий из социально и духовно отсталых жестоких племенных обычаев. Гибель высокоразвитой цивилизации и культуры была мучительной; дело было не только в грубой арабизации, но и в социальной и культурной деградации. Многие люди, принадлежавшие к местным этническим и культурным группам, отказывались жить при бедуинском варварстве и бежали в близлежащие горы, смешиваясь с курдскими племенами. Иранская цивилизация ответила на вторжение войнами за независимость и восстаниями. Семья Иранского королевского дома бежала в Китай, где пыталась собрать армию, чтобы спасти свою страну и культуру, но свирепые исламские бедуины оказались сильнее, и грубое варварство одолело утонченную цивилизацию. Сегодняшний Иран представляет собой в основном исламскую духовную колонию, терпящую мучительное присутствие потомков этнических исламских бедуинов, по сию пору владеющих когда-то отнятыми, разграбленными и разорёнными их прадедами землями.

Исторически, со времён Аббасидского исламского халифата (8-й век), Иран принадлежал к раскольнической исламской бедуинской секте Шиитов. После кровавой исламской революции Хомейни начался исламский реванш над душами иранцев. В то время как сотни тысяч людей погибали в бессмысленной исламской войне Ирана против Ирака, остальные иранцы были вынуждены участвовать в новой «культурной революции» – в процессе насильственной арабизации и исламизации. В результате образовалось ретроградное, фундаменталистское и фанатическое исламское теократическое государство, распространяющее по всему мусульманскому миру свою струю шиитской культурной революции и терроризма. Ныне исламская теократия Ирана – крёстный отец международного шиитского исламского терроризма. (Иранские шииты – ветвь ислама, отличающаяся от саудовских суннитов, как христиане-протестанты отличаются от христиан-католиков.) Это правление Аллаха в Иране – наиболее опасное теократическое государство в современном мире. Пытки, убийства и религиозный абсолютизм превратили его в исламскую версию гитлеровского нацизма, сталинского коммунизма и итальянского фашизма одновременно. Только в одном 1983 году состоялись 5195 казней по политическим или религиозным делам! Несколько лет назад в иранский парламент был внесён законопроект, в котором говорится, что согласно традиции пророка, иранским муллам и талибам должно быть позволено жениться на 9-летних девочках! Человеческие права определённо не могут существовать в исламской республике Иран (государстве, в 1000 раз худшем в этом отношении, чем предшествующее ему Иранское королевство) – где, согласно англоязычному радио Ирана, святой дух имама Хомейни постоянно парит над страной. И худшая доля досталась женщине. Многие женщины подверглись казни через повешение по подозрению в сексуальных преступлениях. Попадали на виселицу и девственницы, которых предварительно лишали девственности по исламскому обычаю (islamically raped) – ибо иранский ислам казнить девственниц не позволяет. Иран использовал и использует выручаемые за нефть деньги в интересах распространения исламской революции по всему миру.

В Алжире, известном своей исламской гражданской войной, продолжаются зверства во имя ислама. Исламский абсолютизм и тоталитаризм насаждается огнём и мечом. Мужчин обычно убивают за религиозно-политические преступления, женщин – за само преступление быть женщиной в мусульманской стране. Многие были лишены девственности по исламскому обычаю и из них более 500 были казнены только в 1993 году. Женщин убивают за неношение хиджаба или отказ его одеть по требованию властей, за отказ вступать во временный брак по иранскому обычаю, за брак с иностранцем, за самостоятельные заработок и жизнь. Жертвам – от 9 до 69 лет. Перед казнью женщин часто насилуют и пытают. Тысячи женщин заключают в тюрьму или исламские исправительные лагеря без всяких законных оснований. Стоит напомнить, что перед распространением в Алжире ислама женщина пользовалась в этой стране высоким социальным статусом.

Египет, наследник великих древнеегипетской и александрийской цивилизаций, постоянно страдает хроническим злом ислама. Кроме хиджаба и женского обрезания , Египет известен как центр детской проституции для богатых саудовских исламских бедуинов. В Египте четыре из пяти женщин принуждены носить хиджаб. Женское обрезание (FGM) весьма распространено; ему подвергаются до 73 процентов женщин в Каире и до 95 процентов в сельской местности. В 1995 году шейх (религиозный чин) Каирского университета Аль-Азхар издал фатву (религиозный декрет), в которой косвенно утверждается, что процедура женского обрезания является «похвальным обычаем, делающим честь женщине». Это утверждение сделало процедуру обрезания для женщин столь же обязательной, как молитва Аллаху.

Судан имеет долгую историю исламских завоеваний и репрессий. Исламские тоталитаризм и варварство продолжаются в этой стране и до наших дней. В последнее время здесь воцарился жестокий, опирающийся на Саудовскую Аравию, исламский фашизм генерала Нумери. В 1992 году был издан религиозный декрет (фатва), оправдывающий военные нападения на не-мусульман. Исламское варварство и геноцид продолжаются по сей день в Дафуре.

Индонезийская исламская армия совершила массовое убийство 200000 не-мусульман, жителей Восточного Тимора, до того как Восточный Тимор добился независимости. Страна известна своей крайней религиозностью, коррупцией, этнорелигиозными проблемами и исламским экстремизмом.

Пакистан, эта своеобразная экспериментальная лаборатория ислама, повергнут в кромешный ужас. Сотни тысяч религиозных изнасилований (religious rapes), похищений и убийств были совершены под бдительным оком христианнейшего правления Святой Римской Британской империи. Во время религиозного деления Империей индийского субконтинента в 1947 году, когда полмиллиона человек были вынуждены эмигрировать, Пакистан не совершил ни единого определённого шага к цивилизации и продолжает оставаться центром исламского фундаментализма, экстремизма и терроризма. Пакистанская мусульманнейшая (very Islamic) армия в 1971 году вторглась в свою провинцию Восточный Пакистан, убив сотни тысяч бенгальских мусульман и не-мусульман, прямо или при помощи своих банд (Аль-Шамас и Аль-Бадар из Джамаат-И-Ислами) и изнасиловав больше чем 200000 женщин, создавая таким образом полукровную Пак-Бенгальскую расу, которая была бы лояльной исламу и Пакистану. В 1974 году пакистанская армия вторглась в Белуджистан, совершая такие же преступления. В 1980 году исламский генерал Зия уль Хак, под давлением Саудовской Аравии, стал проводить дальнейшую исламизацию страны, вводя исламский шариат. Кроме общеобязательных публичных молитв, это были жестокие исламские законы, направленные против самых естественных половых действий и богохульства: репрессивные декреты Худуд, относящиеся к сфере нравственности, и позорные законы о богохульстве. Тысячи ни в чём не виновных женщин продолжают страдать под этими и другими фашистскими законами, для применения которых достаточно простых наветов. Изнасилованных женщин отправляют на виселицу за преступление быть изнасилованной. (По замечанию Фэтмоллы (Fatemollah) исламский шариат представляет собой единственную законодательную систему, наказывающую жертвы преступлений.) Пакистанское государство проявило себя готовным (послушным ?) и зловещим проводником исламского религиозного фашизма и терроризма. Пакистан создал отвратительный Афганский Талибан и много других подобных организаций в Афганистане. Сходные организации процветают и в самом Пакистане, пытаясь создать из него тоталитарное фашистское исламское государство. Несмотря на все громкие заявления о борьбе против исламского терроризма, это зло продолжает процветать. Без сомнения, Пакистан является главным источником финансирования иракского терроризма. Запрещённый наркобизнес существует с благословения исламских мулл и ИСИ (Исламской тайной полиции). В каждом пакистанском городе существуют центры исламской проституции, где похищенные женщины и женщины не-мусульманки вынуждены страдать от действий ревностно религиозных мусульман. Светская, либеральная и рационалистическая интеллигенция Пакистана постоянно претерпевает то же, что и жертвы позорной христианской инквизиции в средневековой Европе. Христианская церковь жгла еретиков, исламские муллы обвиняют их в богохульстве и заточают в камеры смертников.

Часть IV. Постоянная бдительность – условие выживания цивилизации

В то время как фундаментализм, угнетение, невежество, подавление человеческих прав, женское обрезание (FGM), насильственное заточение женщин в их домах и под паранджами, религиозный экстремизм, смертники-подрыватели и исламский терроризм продолжают оставаться отличительными чертами мусульманских государств и сообществ, находящихся либо под влиянием Саудовской исламской духовной империи, либо в зоне влияния шиитского Ирана, существующих на нефтедоллары, – пришла пора для цивилизованного мира пробудиться от паралича мультикультурализма и слепой терпимости к организованной нетерпимости; ибо болезнь уже поразила и его.

Множество акций исламских государств и сообществ, организаций и отдельных лиц носят варварский и средневековый характер. Обезглавливание ни в чем не повинных заложников, смертные казни и убийства по религиозным мотивам; отрубание рук и ног; побивание камнями женщин за «вину» оказаться изнасилованной или по обвинению в естественном половом поведении; «убийства во имя чести» по одному лишь подозрению; смертничество и террористические акты, – всё это признаки тяжелой болезни. Оправдывать убийства волей всемилостивого Аллаха – лицемерие.

Рост исламского экстремизма, спонсируемого Саудовской Аравией, грозит цивилизации повсюду. Все экстремистски настроенные мусульмане – потенциальные террористы, воины Аллаха. Не должно быть терпимости по отношению к религиозной нетерпимости, обращённой против либерализма, прав человека, равенства женщин с мужчинами и других непременных черт нашей цивилизации. Мусульмане в цивилизованных демократических странах должны были бы приносить присягу на лояльность государству и демократии. Право голоса для тех, чьи политические пристрастия лежат вне это поля, не только вредно, но и самоубийственно как для государственности, так и для самой идеи и практики демократии. Может ли существовать политическое право голоса для тех, кто пытается разрушить само демократическое устройство?

Дамы и господа, задумайтесь. Надежды на либерализацию ислама нет. Почти все мусульманские страны и сообщества не признают базовых человеческих прав среди собственного населения, прав женщин и социальных меньшинств.

Саудовская Аравия и Арабские Эмираты – наиболее преступны в этом отношении; они же являются финансовыми крёстными отцами исламского фундаментализма, экстремизма и дикарства везде, где они проявляются. Почти каждое мусульманское государство представляет опасность не только для своего народа, но и для всего мира. Пакистан, например, после того как открыл Ирану и Северной Корее ядерные технологии, продолжает распространять их по миру. Их новые пользователи – Вьетнам и Бразилия. Ядерный террорист др. Абдул Кадир Кан здоров и невредим, под защитой и опёкой пакистанского государства, и, разумеется, в полной безнаказанности.

Я обращаюсь к вам, цивилизованные люди! Когда-то вы не желали замечать опасностей, связанных с ростом христианской, нацистской и коммунистической идеологий. Вчера вы поддержали исламский Талибан, хотя он буквально раздавил права женщин под своей пятой. Сегодня ваш отказ сопротивляться милитаризованному исламу может обойтись вам дороже, чем только ваши собственные жизни, – он может стоить нашего высшего достижения – самой нашей цивилизации. Верования не остаются без последствий – ислам есть главная причина духовной, социальной и культурной отсталости, организованных преступлений против женщин и социальных меньшинств. Невозможно отрицать существование фундаментализма, экстремизма и терроризма. «Религии мира и терпимости» – пустые слова. Ислам – это организованное преступление против человечества!

* * *

Необходимо отметить некоторые проблемы, связанные с этой статьей. Я не чужой в Пакистане, как и Пакистан не чужая мне страна. Поэтому я прошу всех пакистанских и мусульманских читателей быть осторожными с распространением этой статьи или её частей.

Итак, если религии, предполагаемые столпы морали, проявляются столь аморально, безнравственно и преследуют явно политические цели, то где нам, простым смертным, найти ответы на наши интеллектуальные, познавательные, культурные, эмоциональные, духовные и психологические вопросы? У нас есть семьи и друзья, государства и общества, традиции и запреты, организованные религии и не столь организованные предрассудки. Каждый из нас имеет право на свои надежды и ориентиры. Кто научит нас различать правду от заблуждения, нравственное от безнравственного, добро от зла? Как нам воспитывать своих детей? Как относиться к женщине? Существует организованный религиозный терроризм; существуют полиция и бюрократия; как нам к ним относиться? Есть у нас материальные потребности, есть потребности психологические и духовные? Как нам их удовлетворить? А наше сексуальное поведение? Половые рефлексы и потребности совершенно естественны; глаза юношей, конечно же, останавливаются на женщинах; это наши дочери и сёстры. Какая степень половой свободы дозволена женщинам и мужчинам до брака и после? Как определить брак и как себя вести в браке? Каковы права мужа и жены в семье? Существуют и философские вопросы, например: кто создал мир? Кто создал Бога или Аллаха? Насколько можно доверять бездоказательным заявлениям отдельных лиц об их пророческих способностях? В чём смысл жизни? Есть ли жизнь после смерти? Что такое рай и ад?

Что значит – нормальная жизнь и нормальное поведение? Как обходиться с несправедливыми законами в репрессивных государствах? Что значит – теополитический процесс? За какую политическую партию нам голосовать, и почему? Почему необходима демократия – а может, она и не нужна? Что думать о колониализме и империализме? Какое право имели исламские террористы-смертники убивать тысячи невинных американцев? Какое имели право США и Британия вторгаться в Афганистан и Ирак? Как понимать наследование, приданое, развод и т. д.? Вопросам нет числа! Будда посвятил свою юность, своё царство и всю свою жизнь, чтобы достичь некоторого просветления относительно каких-то сторон жизни своего времени. И однако, когда он нашёл ответы, изменились сами вопросы!

Действительно, пророк Ислама в своё время боролся против племенных междоусобиц и детского женского ритуального детоубийства. Но ныне перед нами стоят другие, новые проблемы, и они требует своего разрешения. Старые принципы в новой атмосфере не работают. Верблюдом управляют не так, как самолётом! Перед нашим веком стоят свои задачи, со своей собственной культурной, политической, моральной, религиозной и технологической спецификой. Они требуют новых решений. Времена пророков миновали, наступило время разумных человеческих существ, желающих трезво осмыслить все свои ценности. Им надо иметь возможность обсуждать явления и приходить к собственным выводам. Новых пророков уже не будет. Каждый человек должен научиться мыслить самостоятельно, доходить до собственных истин и формулировать собственные системы. Человек – и субъект, и объект всех наших помыслов, ибо древнего Бога более не существует. «Человек есть мера всех вещей» – как сказал древний грек Протагор.

Мировое сознание началось с феномена человека и продолжает быть человеческим феноменом. Да, именно это и носит именование ГУМАНИЗМ. Это философия современности, это было и философией древних греков 5000 лет назад. Да, я – гуманист.

И конечно, я рад был бы обсудить эти проблемы с Вами, но для этого мы должны вступить в контакт. Жизнь слишком обширна, а срок человеческой жизни – слишком мал. Никто не может знать всего. «На каждого знающего найдется другой знающий». Пожалуйста, давайте продолжим эту дискуссию на взаимной основе, во имя великих интересов цивилизации!

Благодарю всех, помогавших мне в годы заключения.

Благодарю за внимание.

* * *

Эти и некоторые другие статьи доступны на сайте http://groups.yahoo.com/group/PakFreethinker/ . Пожалуйста, зарегистрируйтесь и шлите Ваши комментарии. Французская, немецкая, испанская, и финская версии доступны на: http://groups.yahoo.com/group/Pakfreethinkers/

наверх


Отличное интернет казино. Играй в азартные игры с нами. | grandcapital.ru тут торгуют профессионалы Форекса.